Rambler's Top100

Антон Соколов

© Copyright Антон Сергеевич Соколов
 Email: falcon76@mail.ru
 

Rock is dead.

     Камни не катятся,
     Камни мертвы.
     Душу воротит
     От пресной ботвы.

     Челюсти сводит
     От мусора фраз.
     Скачет по сцене
     Певец - ... дикобраз.

     Толпы дебилов
     Пускают слюну.
     Музыка учит
     Любить тишину.

     Наши пророки
     Продали кресты.
     Задницы лижут,
     Но руки чисты.

     Камни разбросаны,
     Пуст огород.
     Юной принцессой
     Выбран урод.

     Пленки затертые
     Крутит мафон.
     Последних Героев
     Прощальный поклон.
     Ноябрь 1999



Антидепрессант

  •      Добрые глаза палачей,
         Сумерки людей и богов.
         Тени переходят ручей:
         Долго - когда нет берегов.
    
         Пусто - когда нечего ждать.
         Темные ночь и окно.
         Некого согреть и прижать,
         Что там впереди - все равно.
    
         Ярость - когда грызть и душить,
         Превращать обиду в удар.
         Стекла обещаний крушить,
         Запалить на сердце пожар.
    
         Странно - когда вроде бы петь
         Но глотать печаль, будто яд.
         В глубину колодца смотреть,
         Видеть чей-то пристальный взгляд.
    
         На тебя напала хандра,
         Хочется запить и забыть.
         Значит не сложилась игра,
         Значит время карты раскрыть.
    
         Расскажи, что значат слова,
         Протирай предметы до дыр.
         Мир - это твоя голова.
         Ты открыл глаза - ты создал свой мир.
         Декабрь 1999
    
  • Праздник, которого больше нет.

         Первая встреча, последняя встреча,
         Старые раны время залечит.
         Выцветут краски, забудутся звуки,
         Станут чужими волосы, руки.
    
         Письма забросишь подальше в бумаги,
         Плащ старомодный подаришь бродяге.
         Встречи попросишь - ответит отказом,
         Голос прохладный, небрежная фраза.
    
         Вспомнишь места, где когда-то гуляли,
         Где от дождя укрываясь стояли.
         Хлынет наружу печаль и потеря,
         Тяжесть разлуки бутылке доверишь.
    
         Тело согреет бесцветное пламя.
         Слишком прекрасными были мы сами.
         Сильные чувства душу калечат,
         Первая встреча - последняя встреча.
         Декабрь 1999
    
    
         Коррида.
    
         - А кто же мы ? Быки или матадоры ?
         - Всегда приходится быть быком.
         Но думаешь, что ты матадор...
    

    Э.М. Ремарк

         Это подстава, это засада.
         Зрители, судьи - безумное стадо.
         Скачут шуты с носовыми платками,
         Я окружен и пленен дураками.
    
         Шпага рисует ход жизни пунктиром;
         Кровь - это деньги жестокого мира.
         Тысячи долларов льются из раны,
         Блеют от счастья фанаты-бараны.
    
         Выплюнул душу я розовой пеной,
         Словно с любимой, обнялся с ареной.
         Еженедельная смерть ради смеха -
         Зверское шоу да людская потеха.
         Январь 2000
    

    Герасим и Джульетта.

         Когда Джульетта вышла замуж,
         Герасим сильно тосковал.
         Забросил начатую повесть
         И каждый вечер выпивал.
    
         Топил в вине свою досаду,
         Избил Ромео в кабаке.
         В конце концов ушел куда-то
         Однажды утром налегке.
    
         Мораль проста и очевидна
         И для Джульетт, и для других.
         Влюбленный! Не молчи о чувствах!
         Шепчи, кричи и пой о них.
         Январь 2000
    

    Ain't my bitch.

         Жизнь после жизни,
         Пыль после бури.
         Выброси мысли
         О взбалмошной дуре.
    
         В ... ящик засунь
         Миллионы терзаний.
         Видишь - вокруг
         Столько нежных созданий.
    
         Радуйся небу,
         Весне и свободе.
         Пива с друзьями
         Попей на природе.
    
         С возу кобыла -
         Легче по бабам.
         Хочешь принцессу -
         Поцелуй жабу.
         Февраль 2000
    

    Видение Ориона.

         Огни высоток оставляя за кормой,
         Фрегат пиратский проплывает над Москвой
    
         Скрипят канаты полусгнивших парусов,
         Вскипают волны беспокойных, ярких снов.
    
         Мы предаемся здесь бессмысленной возне.
         Для них - мы мусор, оседающий на дне.
    
         У них есть дверь, там где для нас видна стена.
         Над нами небо, а под ними глубина.
    
         Фрегат исчез за крышами домов.
         Прибежище неправильных умов.
         Февраль 2000
    

    Доктор Джекил.

    Вы очень похожи,
         Как белое с черным.
         Вы лечите души
         Ножом и снотворным.
    
         В больничных покоях
         Без стен и надежды.
         Светило науки
         В крахмальной одежде.
    
         Пронзительный скальпель
         По свежему мясу.
         Безжалостный вестник
         Последнего часа.
    
         Ты смотришь в глаза
         Своего зазеркалья.
         Худая рука
         Наливается сталью.
    
         Он будет смеяться
         Твоими слезами.
         Зажжет в чьем-то доме
         Веселое пламя.
    
         Пока гром не грянет,
         Ты можешь не верить:
         Убей в себе злое -
         Снеси себе череп.
         Апрель 2000
    

    Весна на Заплечной улице.

         Не было печали,
         Не было досады.
         Просто надоело,
         Просто на фиг надо.
    
         Солнечное время
         Скрылось за пригорком.
         Разбежались мысли
         По отдельным норкам.
    
         Память настигает
         Пулей на излете.
         Вроде бы я - птица,
         Но лежу в болоте.
    
         Или это небо
         Заросло осокой.
         Облака крадутся
         Мартовской протокой.
    
         Ржавая дорога
         Жизнь - узкоколейка.
         Грязный магазинчик,
         Вобла на скамейке.
    
         Там, за горизонтом,
         Яркие витрины.
         Бары - рестораны,
         Белые машины.
    
         Здесь с утра бухают,
         К вечеру звереют.
         Умный - обломают,
         Утюгом согреют.
    
         Бродят в подворотнях
         Люди и собаки.
         Звезды наполняют.
         Мусорные баки.
    
         Стершиеся лица,
         Души все в заплатах.
         Далека столица
         От последней хаты.
    
         Я рисую пальцем
         На стекле свободу.
         Вымирает правда
         С каждым днем и годом.
    
         Провода и корни
         Как живые нервы.
         Кто-то входит в город
         С веточкою вербы.
         Март 2000
    

    На кресте.

         Отчего мне так больно ?
         Кровь по пальцам стекает.
         То ли гвозди в ладонях,
         То ли слава земная.
    
         Врачевал плоть и душу,
         Руки мне целовали.
         Может, вправду любили,
         Может, знак подавали.
    
         Люди прыгают рядом
         Без забот и печали.
         То ли сделали богом,
         То ли просто распяли.
         Апрель 2000
    

    Цена Оцененного.

    "...  И взяли тридцать  сребренников, цену Оцененного, Которого оценили
    сына Израиля, и дали их за землю горшечника, как сказал мне Господь.."
    

    Евангелие от Матфея, гл. 27

         За что купил,
         За то и продал.
         Теперь вместо веры
         Презренный металл.
    
         Теперь вместо хлеба
         Пять тысяч камней.
         Вином заполняют
         Кормушки свиней.
    
         Ты сделал свой выбор,
         Устав от добра.
         Так радостна тяжесть
         Мешка серебра.
    
         Ты будешь жить вечно,
         Ты счастлив и сыт.
         Почтишь память Бога,
         И Бог все простит.
         Апрель 2000
    
    
    
    
    
    
         Он приходил второй раз.
    
         "... Кто-то входит в город
         С веточкою вербы ..."
    
    
    

     

    "Весна на Заплечной улице"

         Робкие не смели,
         Умные не знали,
         Как босого Бога
         Мусора вязали.
    
         Шили богохульство
         Сыну Человека.
         Мол, дарил надежду
         Нищим да калекам.
    
         Призывал разрушить
         Храм возле музея.
         Раздавал спиртное
         Толпам ротозеев.
    
         Кто-то отрекался,
         Кто-то спал в тенечке.
         А Добро учили
         Сапогом по почкам.
    
         Стены не расскажут
         Бойким репортерам,
         Что шепнул Спаситель
         Пьяному майору.
    
         Видимо так надо,
         Никуда ни деться.
         Выстрелом в затылок
         При попытке к бегству.
         Апрель 2000
    
    

    Про свободу.

         Пролетела весть по проводам,
         Встрепенулись нищие у входа.
         Как на оскверненных алтарях
         Продавали вечную Свободу.
    
         Одинокий лез за пятаком,
         А влюбленный торговал с доплатой.
         Демон шел с раскрашенным крестом,
         Ангел нес саперную лопату.
    
         Генералы глянцевых страниц
         Отбивали счастье для народа.
         По асфальту вражеских столиц
         Растекалась теплая Свобода.
    
         Храбрый закрывался на замок,
         Гордый уходил от всех под воду.
         Я смотрел, как жаркий уголек
         Становился собственной Свободой.
         Май 2000
    

     

    * НОЯБРЬ 1999 *

     

    Юбилейный рубль.

         Догорали за рекой города,
         Растеряли по рублю миллион.
         Стали честными слова и дела,
         Но проснулись - это был только сон.
    
         Разбегались, чтобы в небо взлететь,
         Расслаблялись от невзгод в кабаках.
         После этого смогли лишь висеть
         Кто в петле, а кто в тени в гамаках.
    
         По напраслинам мели языком,
         Все бахвалились свободой своей.
         Оказались под чужим каблуком,
         Да прогнали нас из дома взашей.
    
         По колено проходили моря,
         Да хлебали в лужах честно навоз.
         Получилось - жили в целом зазря,
         Вышло, что стоит паровоз.
    
         Вот теперь сидим в дураках,
         Разбираем печь на кирпич.
         Юбилейный рубль в кулаках -
         На рубле - Владимир Ильич.
         Июль 1999
    
    
    
    

    Вечность фараона.

    Внутри пирамиды
         Прохладный покой.
         Скрипят мерно весла
         Над Мертвой рекой.
    
         Глаза фараона
         Пусты и мудры.
         Жрецы, поклоняясь,
         Приносят дары.
    
         Песок засыпает
         Заброшенный сад.
         Дурное знаменье -
         Багровый закат.
    
         Кочевники грабят
         Дома египтян.
         Войска разбежались:
         Кто предал, кто пьян.
    
         Владыка не видит
         Страданий и слез.
         Уют саркофага,
         Да сумерки грез.
    
         Свернулась гадюка
         У царственных ног.
         Ужалит, кто первым
         Преступит порог.
    
         Рассыпано время
         В мохнатой пыли.
         Земной повелитель
         Стал прахом земли.
         Июль 1999
    
    

    Солнце забило.

    Бежали за солнцем,
         Топтали поля.
         Цветы рисовали
         Кусочком угля.
    
         Смеялись над солнцем,
         Давились бедой.
         Кровавые пятна
         Смывали водой.
    
         Плевали на солнце
         С высоких трибун.
         И в чайных стаканах
         Рождался тайфун.
    
         Стреляли по солнцу
         Из дыр чердаков.
         Надежда на чудо
         В стране ... чудаков.
    
         Взорвали свой город
         Чтоб мощь показать.
         А Солнце забило,
         А Солнцу насрать.
         Август 1999
    
    
    
    
    

    Трава у хлева.

    Негасимая лампада бытия,
         Сигаретный дым и ностальгия.
         Отражаюсь в зеркале - свинья.
         Все становятся со временем другими.
    
         Муза спит, закутавшись в халат.
         Я не знаю имени богини.
         Доедаю праздничный салат,
         Что разворошили гости-свиньи.
    
         За окном ночная благодать,
         Под столом звенит стеклопосуда.
         Хочется немного полетать,
         Просто встать и выйти вон отсюда.
    
         Вспоминаю жесты и слова,
         Что бросал направо и налево.
         Вместе с дымом тает голова,
         Вижу я во сне траву у хлева.
         Октябрь 1999
    
    
    
    

    Вершки и корешки.

    Долгая дорога,
         Да неблизкие пути.
         Времени немного,
         Только больше не найти.
    
         Каждая минута
         Прибавляет черный шар.
         Золушка ждет Принца
         И двенадцатый удар.
    
         Глупые обиды
         Отравляют наши дни.
         Ищем Атлантиду,
         Поджигаем корабли.
    
         Ищем птицу счастья,
         Но находим лишь помет.
         Истинное Слово
         Вряд ли кто-нибудь поймет.
    
         Но приходит осень,
         Облетает мишура.
         И в груди ноябрь,
         Будто черная дыра.
    
         Главный Жнец приходит,
         Есть коса и есть мешки.
         Нас уносят с поля:
         Мы - вершки и корешки.
         Октябрь 1999
    
    
    
    
    

    * ИЮНЬ 1999 *

    Экстремизм.

    Сквозь пальцы слов
         Вода идей.
         Толпа ослов
         Взамен людей.
    
         Болото лиц,
         Ботва манер.
         На вольных птиц -
         Свой браконьер.
    
         Напрасный мир -
         Напалмом лет.
         Вот их кумир,
         Вот пистолет.
    
         Толпа свистит -
         Пошел отсчет.
         Огонь простит,
         Огонь поймет.
         Май 1999
    
    
    

    За час до рассвета.

    За час до рассвета
         Все пиво допито,
         Все песни допеты
         И карты раскрыты.
    
         На улице где-то
         Стрекочет цикада.
         Умолкла беседа,
         Вползает прохлада.
    
         За час до рассвета
         Плохое забыто.
         Напишут в газетах:
         Мы утром убиты.
         Июнь 1999
    
    
    
    

    Они.

    Они спускаются с небес
         И червяками лезут в душу.
         Они кладут меня под пресс,
         Чтоб окончательно разрушить.
    
         Пускают в дом веселый газ,
         Играют бит на тонких нервах.
         И каждый с радостью предаст,
         И каждый с радостью зарежет.
    
         Лелеют сумрачный психоз,
         Гордятся смрадными грехами.
         Благообразны как навоз
         Они становятся стихами.
         Июнь 1999
    
    
    
    

    * МАЙСКИЙ СБОРНИК *

    Все не зря.

    То, что ты посеял
         Кто-то пожнет.
         Флаг сопротивления
         Тайно сбережет.
    
         Камни, что бросал ты
         Кто-то соберет.
         Память не сотрется,
         Труд не пропадет.
    
         Слово не забудется,
         Делом обратясь.
         Прорастет подснежником
         Мартовская грязь.
    
         Не напрасно падать -
         Западло ползти.
         След оставь на камне,
         Прежде, чем уйти.
    
         Не случайна радость,
         Не случайна боль.
         Кто-то скажет: "Карма",
         Кто-то скажет: "Роль".
    
         Посмеется небо,
         И поплачет дождь.
         Снова в ту же реку
         Не спеша войдешь.
    
    
         Зачерпнув минуты,
         Что когда-то жил.
         Не бесцельно будешь,
         Не задаром был.
         Февраль 1999
    
    

    Сон, который увидел Джек.

    Ржавая бритва зажата в руке,
         Туман укрывает фигуры и лица.
         На улицах города мартовский дождь,
         Полтретьего ночи - все может случиться.
    
         Открой свои двери, вглядись в темноту:
         Там кто-то чужой среди мокрых деревьев,
         Там кто-то готов к роковому прыжку,
         Он выбрал тебя своей следующей целью.
    
         Предчувствие крови дурманит тебя,
         Насилия жаждут корявые пальцы.
         Ласкать ненавидя и резать любя,
         Бежать от закона, стать вечным скитальцем.
    
         Здесь выхода нет, лишь зловонный тупик,
         Покрытые слизью кирпичные стены.
         Фонтаном из горла исторгнулся крик,
         Металл обжигает упругие вены.
    
         И каждую ночь будоражат тебя
         Сны, полные крови и влажного ветра.
         Ты - робкая жертва и адский маньяк,
         Весенняя тайна и высшая мера.
         Март 1999
    
    
    

    Мимикрия.

    Остается только ждать,
         Притвориться безучастным.
         Мы не будем возражать -
         Спорить, кажется, напрасно.
    
         Сымитируем добро
         На лице, кривом от злобы.
         Исчерпать себя ведром
         Постараемся для пробы.
    
         Умудрено промолчим,
         Запоем со всеми вместе.
         Если надо - настучим,
         Посмеемся при аресте.
    
         Оботрем плевки с лица
         Ветхой тряпкой гуманизма.
         Захлебнемся с утреца
         Рвотной массой оптимизма.
    
         Станем грязью сапогов,
         Водосточною трубою.
         Незаметны для врагов,
         Неприметные собою.
         Март 1999
    
    
    
    

    Внутренний пожар одержимости.

    Зачем ты снова и снова
         Вдыхаешь отравленный воздух ?
         Зачем на минуты блаженства
         Меняешь святую свободу ?
    
         Смотри, как прочны твои сети,
         Надежна любимая клетка.
         Ты грезишь себя капитаном,
         Толкая с гавном вагонетку.
    
         Ты вроде бы видишь ошибку,
         Неделю живешь без наркоза,
         Но снова назначена встреча,
         И впрыснута свежая доза.
    
         Ты вновь беспричинно смеешься,
         То Гамлета роль, то Ромео.
         Надеясь, что скоро вернешься,
         Уходишь по темной аллее.
    
         Где в зарослях райских деревьев
         Таятся химеры и бесы.
         Ты мечешься, словно безумный.
         На можешь найти себе место.
    
         Огонь необузданной страсти
         Сжигает трухлявую душу.
         Ты раб этой дьявольской власти,
         Никто твоих снов не нарушит.
         Март 1999
    
    
    
    

    Пустынный блюз.

    Зеленый дым над горизонтом,
         Горячий ветер жжет лицо.
         Четвертый день идем по рельсам -
         Должны дойти в конце концов
         Туда, где скоро будет дождь...
    
         Кругом песок, кусты колючек,
         На сопки небо улеглось.
         Мы пробиваем километры,
         Хотя бы век идти пришлось
         Туда, где скоро будет дождь...
    
         Стальные рельсы словно иглы
         Пронзают Солнца красный глаз.
         Скрепят песком упрямо зубы -
         Назад вернуться не для нас
         Идем по рельсам и минутам
         Сжигая дни и корабли
         Туда, где вопреки природе
         Растут дожди из-под земли
    
         Апрель 1999
    
    
    
    

    Мишень на спине.

    Он идет на работу,
         Ты спешишь на учебу.
         Мы не знаем, что кто-то
         Затаил в сердце злобу.
    
         Мы не знаем, что кто-то
         Взвел курок карабина.
         Что запущена где-то
         Подрывная машина.
    
         Он внимательно смотрит
         В перекрестье прицела,
         Изучая украдкой
         Твое гибкое тело.
    
         Твоя пуля в обойме
         Выжидает момента,
         Чтобы насмерть ужалить,
         Словно Пестрая Лента.
    
         Некрологи заполнит
         Именами убийца.
         Станут вольными души,
         Станут мертвыми лица.
    
         Оглянись - ты увидишь,
         Как сгущаются тени.
         Приготовься - ты будешь
         Беззащитной мишенью.
         Май 1999
    
    

    Ставший дымом.

    Земля вращалась всем назло,
         В костре горел Джордано Бруно.
         Ему по жизни не везло,
         Он не был баловнем Фортуны.
    
         Хотел открыть на мир глаза
         Тупым, как пробки, прихожанам.
         Его успели повязать,
         Назвали психом и смутьяном.
    
         Отречься он не захотел,
         Поскольку чувствовал вращенье.
         Из ложной гордости посмел
         Отвергнуть папское прощенье.
    
         Толпа смеялась, он горел:
         Стабильность - чаянье народа.
         Таков безвременный удел
         Узнавших истины природы.
    
         Джордано вылетел в трубу
         И стал вращаться с атмосферой.
         Теперь в заоблачном краю
         Он окрылен научной верой.
    
         Но между нами говоря,
         Земля не думает вращаться.
         Чего транжирить силы зря,
         Средь серой жизни выделяться.
         Май 1999
    
    
    

    * ФЕВРАЛЬСКИЙ СБОРНИК *

    Последний солдат.

    Умри и воскресни,
    Последний солдат.
    Ты верен приказу:
    "Ни шагу назад !"
    
    В бессмысленной битве
    Ты вновь победил.
    Друзей не воротишь
    Из братских могил.
    
    Дрожащие руки
    Сжимают приклад.
    Но что ж ты победе
    Как будто не рад ?
    
    Ты смотришь устало
    Как плавится день,
    Как город родной
    Превращается в тень.
    
    Мертвы командиры,
    Бесцветным стал флаг,
    Травой зарастает
    Поверженный враг.
    
    Никто не встречает
    С забытой войны.
    Любимая с тем,
    Чьи карманы полны.
    
    Ей ждать надоело,
    Ей скучно одной.
    К тому же ты беден,
    И слишком чудной.
    
    По радио скажут:
    "Герой !" про тебя.
    Представят к награде,
    Да не наградят.
    
    Ты скоро сопьешься
    В квартире пустой.
    Вонючим бродягой
    Умрешь под мостом.
    
    И перед кончиной
    Ты вспомнишь тот бой,
    Ты вспомнишь глаза
    Всех убитых тобой.
    
    ............................
    
    Но все это будет
    Потом, а сейчас
    Ты счастлив, что выжил,
    И Родину спас.
    
    Держался зубами
    За землю отцов.
    Разменная пешка
    В игре подлецов.
    Январь 1999
    
    
    
    

    Свеча.

    Свеча горела на столе,
    Еда остыла.
    Фигня случилась в феврале:
    Ты не простила.
    
    Собрала вещи и ушла
    На остановку.
    Я весь хрусталь побил со зла
    И обстановку.
    
    Тебя хотел остановить,
    Бежал без шапки.
    Не смог, тогда стал сильно пить,
    Пропил все бабки.
    
    Висеть бы мирно щас в петле
    И горя мало.
    Свеча сгорела на столе.
    Она достала.
    Январь 1999
    
    

    Летаргия.

    Белый саван простыни,
    Штукатурка вместо неба,
    Незнакомые огни;
    Может быль, а может небыль.
    
    Может сон, а может бред
    Иллюзорные картины.
    Одиночества сто лет
    Посреди болотной тины.
    
    Посреди добра и зла,
    Между истиной и правдой.
    Сквозь глазницы проросла
    Память медленной отравой.
    
    Растоптали тишиной,
    Распихали по карманам.
    Отупляющий покой
    В самом центре урагана.
    
    Нет ни завтра, ни вчера,
    Мир опутан проводами.
    Слишком черная дыра,
    Где нет счастья и страданий.
    Январь 1999
    
    
    

    Просыпаться другим.

    Он просыпался каждое утро
    Другим человеком.
    Он становился великим спортсменом,
    Хотя был калекой.
    Он слышал звуки,
    Хотя был глухим от рожденья.
    Он видел Солнце,
    Хотя потерял давно зрение.
    
    Он покорял города и поселки
    Империи Инков.
    Он растоптал сердце Данко
    Тяжелым армейским ботинком.
    Его руками отстроились вновь
    Карфаген с Вавилоном.
    Он окружал Спартака,
    Отдавая приказы ОМОНУ.
    Его сжигали
    В печах Бухенвальда нацисты,
    А он в ливанской мечети
    Стрелял в беззащитных туристов.
    Он двадцать лет
    Рисовал наугад Мону Лизу.
    Он лез к Джульетте своей
    По заросшему хмелем карнизу.
    
    Он был в толпе
    И одновременно был на трибуне.
    Носил корону
    И думал о новой коммуне.
    
    Ведь это скучно
    Дрожать над отпущенным веком.
    Ведь это важно
    Проснуться другим человеком...
    Январь 1999
    
    
    

    Вчера, сегодня, завтра.

    Сегодня ты судья,
    А завтра подсудимый.
    Сегодня Первомай,
    А завтра Хиросима.
    
    Сегодня воспоют,
    А завтра плюнут в рожу.
    Твой пряничный уют
    Немного потревожат.
    
    Она в твоих руках,
    А завтра хлопнет дверью.
    Ты будешь умирать,
    Скучать, по крайней мере.
    
    Вчера ты мог летать,
    Сейчас в глубокой ... яме.
    Не стоит унывать,
    На шею вешать камень.
    
    Так бесконечна ночь,
    Так мало кислорода.
    Свари покрепче чай,
    Не пропусти восхода.
    
    Вчера здесь летний дождь,
    Сейчас песок и пепел.
    Ты снова что-то ждешь,
    Ты хочешь завтра встретить.
    Февраль 1999
    
    

    Перекресток.

    Я искал перекресток дорог,
    Все дороги шли параллельно.
    Я тебе дозвониться не мог -
    Ты теперь проживаешь отдельно.
    
    Ты теперь просто старый билет,
    Просто Юрский период по жизни.
    Нерешенной задачи ответ,
    Верный путь из дерьма к коммунизму.
    
    Я искал перекресток дорог,
    А попал в перекрестье прицела.
    Я уснул на какой-то часок -
    Ты ушла своим трепетным телом.
    
      Февраль 1999
    
    
    

    * НОВЫЕ СТИХИ *

    Домой.

    Мы возвращаемся домой,
    Пускай сожгли родную хату.
    Живем надеждою одной:
    Пустое место станет свято.
    
    Мы возвращаемся домой,
    Хотя метро уже закрыто.
    Тебе так трудно быть одной,
    Ему спокойней быть забытым.
    
    Мы возвращаемся домой,
    Пускай врагов там ждет засада.
    Чужбина стала нам тюрьмой,
    Свобода действий - хуже яда.
    
    Пускай мосты разведены -
    Пойдем вперед по водной глади.
    Две смерти нам не суждены,
    А по одной долги оплатим.
    
    Но за спиной остался мрак,
    Туда не в силах обернуться,
    Мы ускоряем твердый шаг
    Чтобы успеть домой вернуться.
    
    
               Ноябрь 1998
    
    

    Известно кому.

    Подари мне доброту,
    Ослепительную радость.
    Жизнь уходит в пустоту,
    Я устал смотреть на гадость.
    
    Надоело врать себе
    И обманываться в людях.
    Я привинчивал к судьбе
    Металлические будни.
    
    Конструировал любовь
    Из обломков эгоизма.
    Насыщался вновь и вновь
    Сильной дозою цинизма.
    
    Развенчай красивый миф,
    Вырви гвозди из ладони.
    Я пока остался жив,
    Но в бою один - не воин.
    
    Дай приказ: "Не отступать!"
    Укажи на карте цели.
    Дай источник раскопать,
    Чтоб воды глотнуть сумели.
    
    Разожги во мне огонь
    Бухенвальдского заката...
    ...Одинокая гармонь
    Продолжает звать куда-то...
    
                          Ноябрь 1998.
    
    
    

    Становиться человеком.

    Потихонечку сходить с ума,
    Воровать чужие мысли из кармана.
    Вместо храма получилась тюрьма,
    Вместо праздника - притон наркоманов.
    
    Мимоходом избавляться от души,
    Ковырять святые образы отверткой,
    Небосвод суровой ниткою прошить,
    Обмотаться красочной оберткой.
    
    Заподозрить ложные слова,
    Заприметить вредную идею.
    На плечах дурная голова
    Разобраться в жизни не умеет.
    
    Возгордиться собственным крестом,
    Возлюбить порочную натуру,
    Падать вниз сентябрьским листом,
    Превращать мозги в макулатуру.
    
    По ночам писать доносы на друзей,
    Днем прослыть великим гуманистом.
    Всю стеклопосуду сдать в музей,
    На костре учиться атеизму.
    
    Рассмеяться сморщенным лицом,
    Отвечая дерзостью на дерзость.
    Заливать артерии свинцом,
    Ощущать на пальцах кровь и мерзость.
    
    Собираться в дружный коллектив,
    Где нет места умным и калекам.
    Вместо образа повесить негатив,
    Потихоньку становиться человеком.
    
                      Ноябрь 1998.
    
    

    Угар патриотизма.

    Приласкай державу топором,
    Научи убитых быть живыми.
    Согревай язычников костром,
    Соль рассыпь на раны ножевые.
    
    Кто поднимет флаг на корабле,
    Перед тем, как он уйдет под воду ?
    Кто прижмется к проданной земле
    Некогда могучего народа ?
    
    Сколько нам отвалят серебра,
    Если поцелуем Сына Бога ?
    На иконе - черная дыра,
    На душе - саднящая тревога.
    
    Кто изгонит наших бесов прочь:
    Стадо слепо движется к обрыву.
    Бесконечна наша каменная ночь,
    Бесполезно ожидание прорыва.
    
    В кабаках становимся дерьмом,
    Удобряем общество свободы.
    На своей земле как пленники живем
    Поколение без племени и рода.
    
                   Ноябрь 1998
    
    
    

    Космос начинается здесь.

    Последний этаж
    И двенадцатый час.
    Луна просочилась
    Во впадины глаз.
    
    Здесь так одиноко,
    Вокруг пустота.
    Внизу копошатся,
    Внизу - суета.
    
    По лезвию ветра,
    По гвоздикам звезд.
    Туда, где скрываются
    Россыпи грез.
    
    Ты можешь остаться
    Смотреть на огни,
    Но звезды так близко -
    Попробуй, шагни.
    
    Снежинки растают
    На мертвой руке.
    Тебя здесь не будет,
    Ты там, вдалеке.
    
    Тропинки галактик,
    Задворки миров,
    Кольцо Зодиака
    Для ловких воров.
    
    Ты там, где туманность
    Беспечной игры.
    Где сыростью тянет
    Из черной дыры.
    
    Вокруг только холод
    Да вечная ночь.
    Пойдем, что ль, приятель
    Из времени прочь.
    
    ВЕДЬ КОСМОС НАЧИНАЕТСЯ ЗДЕСЬ ...
    
                       Декабрь 1998
    
    
    
    
    

    Их война.

    Их города по-прежнему горят,
    И бомбы падают на беззащитные кварталы.
    Их фюрер в бункере еще не принял яд,
    Еще мечтают о победе генералы.
    
    Давно травой покрыты наши рубежи,
    Солдаты спят под одеялом обелисков.
    Но жаждут крови ржавые ножи,
    Пустуют строки подрасстрельных списков.
    
    Флажки пестрят на картах контратак,
    Хотя покрыта плесенью бумага.
    Уже на башнях реет черно-красный флаг,
    И возвращаются солдаты от Рейхстага.
    
                            Декабрь 1998
    
    
    

    Sanitarium.

    Другое небо надо мной,
    Я будто вывернут наружу.
    Другое время, век иной,
    И там, где был, уже не нужен.
    
    Молчит угрюмо телефон -
    Мой номер всеми позабытый.
    Я словно вижу чей-то сон,
    В котором смысл остался скрытым.
    
    На незнакомом языке
    Я говорю с самим собою.
    Слова пасутся вдалеке
    Беспечной шумною гурьбою.
    
    Чужие мысли в голове,
    Снуют легко и деловито.
    Я - незнакомый человек,
    Его лицо тенями скрыто.
    
    Прижавшись лбом к стеклу витрин
    Смотрю, как там торгуют мною.
    Какой-то странный господин
    Грозит сумою и тюрьмою.
    
    Я вижу тайные миры
    Среди московских грязных улиц.
    Но путь туда уже закрыт:
    Мне санитары руки крутят.
    
    Звучит предательский укол,
    Покой душевный возвращая.
    Тот, кто внутри, пока ушел,
    Но он вернется, я же знаю ...
    
                       Декабрь 1998
    
    
    
    

    * ГЕРОЙ ЧУЖОГО ВРЕМЕНИ *

    Зимняя элегия.

    Снег на сердце, белый снег,
    Непорочный, как младенец.
    Мой неведомый владелец
    Прячет мир за шторы век.
    
    Холод пальцев, голый лед,
    Лунный свет в глазах прохожих,
    Звездным ветром потревожен
    Старый парк добычу ждет.
    
    Тьма над нами, снова тьма
    Мрак бетонных казематов.
    Сладок грех, горька расплата,
    Трудно горе без ума.
                       Ноябрь 1997 г.
    
    

    Непрощенный.

    Взгляни на небо -
    Там солнца больше нет.
    Погасли звезды,
    Послав последний свой привет.
    
    Нет дня и ночи,
    Навек закрыта дверь.
    Война забыта,
    Не будет больше в ней потерь.
    
    Листай страницы
    Покрытых мхом могильных плит.
    Почувствуй радость,
    Что передал тебе гранит.
    
    Как прокаженный
    Стою один средь пустоты.
    Я -- непрощенный,
    Я сжег последние мосты.
                       Ноябрь 1997 г.
    
    

    Энтропия.

    В свободном полете
    Над грешной землей
    Ленивые мысли
    Приносят покой.
    
    Ты вышел из дома,
    Не зная пути.
    Ты ищешь, не веря,
    Что хочешь найти.
    
    Ты видишь в осколках
    Разбитых зеркал
    Другую свободу,
    Другой идеал.
    
    Но розданы карты
    И сделан твой ход.
    Игра будет длиться
    И месяц, и год.
    
    По небу ступая,
    Приходит рассвет,
    Бросая небрежно
    Червовый валет.
                            Декабрь 1997
    
    
    

    Reload

    По-другому все начать,
    Позабыть про боль и радость.
    Снова в двери постучать,
    Ощутив предчувствий сладость.
    
    Повстречать тебя опять
    И пройти тихонько мимо.
    Лжи науку постигать,
    Унестись подобно дыму.
    
    Воскресить ушедших в ночь,
    Не доживших до рассвета,
    Тех, кому не смог помочь,
    Не дождавшихся ответа.
    
    Наслаждаться каждым днем,
    Что бездарно так потратил.
    Ветром стать, играть с огнем,
    Раствориться на закате.
    
    Вновь далекий путь начать,
    По следам своим вернувшись.
    День грядущий повстречать,
    Безмятежно улыбнувшись.
    							   Декабрь 1997
    
    
    

    Полковнику никто не пишет.

    Почтовый ящик пуст давно -
    Полковнику никто не пишет.
    Сквозь запыленное окно
    Видны ржавеющие крыши.
    
    Листая старый календарь,
    Он погружается в былое.
    Скрипит на улице фонарь,
    Полковник слышит шепот моря.
    
    Роняет слезы тихо кран
    На тесной кухне в полумраке.
    Соленый ветер дальних стран -
    Случайный нож в кабацкой драке.
    
    Полковник смотрит сквозь огонь
    Туда, где сходятся дороги.
    Сжимает крест его ладонь -
    С ним разговаривают боги ...
                      Декабрь 1997
    
    
    
    

    Острова нигде.

    Острова погибших кораблей,
    Тишина холодных обелисков.
    Эпицентр неведомых полей,
    Где печаль и радость слишком близко.
    
    Звездопад сентябрьских ночей,
    Полигон для правильного шага;
    Правосудие умелых палачей.
    Вместо сердца - мятая бумага.
    
    Острова погибших кораблей
    Сказочная гавань для убогих.
    Эпизоды сыгранных ролей,
    Километры пройденной дороги.
    
    Идолы языческих богов
    Жаждут крови пленников заката,
    Втоптан каблуками сапогов
    Эталон послушного солдата.
    
    Шторм бросает волны на песок
    Острова пропавших капитанов.
    Дверь открыта, выломан замок -
    Голова свободна от тумана.
    
    И осталось ждать сто долгих лет,
    Прежде, чем мечты осуществятся.
    Получив обратный свой билет
    Пассажир не хочет возвращаться.
    
    Корабли уходят навсегда
    К островам, которых нет на карте.
    Шепчет сказки темная вода,
    Дарит небо скромные подарки.
                           Январь 1998
    
    

    Метаморфозы.

    Словно ядовитая змея
    Пробираюсь тайными путями.
    Вдалеке осталась колея,
    Так давно протоптанная вами.
    
    Сквозь чащобу комплексов вины
    Проникаю в чье-то подсознанье;
    Становлюсь кирпичиком стены
    Храма неисполненных желаний.
    
    Языком священного огня
    Бьюсь в пожаре взятых бастионов;
    Голос, проклинающий меня,
    Возношу ментовским мегафоном.
    
    Погружаю руки в зеркала,
    Ощущаю скрытые потоки.
    Вместо снега серая зола,
    Вместо слов написанные строки.
    
    На чужих далеких берегах
    Остаюсь морской соленой пеной.
    Чтобы стать иголкою в стогах,
    Сложенных Хранителем Вселенной.
                          Январь 1998
    
    

    Уходил.

    Ты уходил тропой звериной
    И слышал лай конвойных псов.
    Навзрыд смеялись карабины,
    Тревожа мирный сон лесов.
    
    Ты прятал страх под корни сосен,
    Лелеял ненависть к врагам.
    Все те, кто мучил, предал, бросил
    Еще заплатят по счетам.
    
    Мешая кровь с болотной грязью,
    Ты получал смертельный яд.
    Для них ты был всего лишь мразью,
    Которой нет пути назад.
    
    Заточка против автоматов -
    Твоей игры неравный счет.
    Такая мелкая утрата
    Для тех, кто помнит, но не ждет.
    
    Взахлеб глотал сырую волю,
    Надеясь встретить новый день.
    Не ощущая острой боли,
    Ты уходил все дальше в тень.
                            Март 1998
    
    

    Расскажи мне

    Расскажи мне, тонкая струна,
    Растревожь рубцы воспоминаний.
    Пусть мелодия почти что не слышна -
    Расскажи историю скитаний.
    
    Как мы забывали имена,
    Тех, кто оставался на перроне;
    Как уничтожали письмена,
    Как молились проклятой иконе.
    
    Как теряли преданных друзей
    В битвах за великие идеи;
    Как из грязи метили в князей,
    Как цинизмом жизни овладели.
    
    Как давали повод, чтобы лгать,
    Прикрываясь принципом морали;
    Перестали чуда ожидать,
    Из груди надежду вырывали.
    
    Как, ломая пальцы, лезли вверх
    По отвесным скалам поражений;
    Путали местами смех и грех
    В темноте зеркальных отражений.
    
    Как ходили смело по воде,
    Вызывая зависть у пророков;
    Грели руки на своей беде,
    Убегали с жизненных уроков.
    
    Ночью умирали на полу
    В карцерах душевного покоя;
    Превращали в пепел и золу
    Подвиг для ненужного героя.
    
                                  Апрель 1998
    
    
    

    * НЕПОНЯТНАЯ ИГРА *

    Агрессия власти.

    Цепочки ржавого дождя
    Оборваны ветрами.
    Во славу нового вождя
    Украсим мир кострами.
    Пусть огненный язык сметет
    Все свалки и помойки.
    Ударом быстрым разобьет
    Прожектор перестройки.
    Осколки втопчем прямо в грязь
    Зловонного распада.
    Бери совок, смети всю мразь,
    Что выползла из ада.
    Оконных стекол водоем
    Бурлит перед грозою.
    Опять томительный подъем
    Невидимой тропою.
    Больные органы властей
    Разложены по банкам.
    И пачки гнойных новостей
    Приносят спозаранку.
    Но веры нет, и нет воды
    Из крана льется плесень.
    Поют посланники беды
    Куплеты серых песен.
    Огрызки времени гниют
    Под ржавыми дождями.
    И реки мерзости  текут,
    Рожденные вождями.
    
           сентябрь 1993.
    
    
    
    
    

    Ночь Ржавых Дождей.

    Над туманными веками
    Из гнилья болотной жижи
    С распростертыми руками
    Полный месяц неподвижен.
    Освещенный бледным светом
    Город призрачно спокоен.
    Пластилиновой кометой
    В космос прыгнуло былое.
    Холод серого бетона
    Смешан с каплями страданий.
    Мокнут крыши из картона
    Под дождями обещаний.
    Мрак заглатывает листья,
    Почерневшие от боли.
    Молний пламенные кисти
    Купол неба раскололи.
    
    Лужи сохнут под лучами
    Раскаленного светила.
    Подобрав огромный камень
    Солнце месяц раздавило.
              сентябрь 1993.
    
    
    

    Сказка снегопада.

    Очарован и пленен
    Зимней сказкой город белый.
    Разрисованный умелой
    Кистью мастера времен.
    Под сугробами, в тепле,
    Дремлют нежные травинки.
    И засыпаны тропинки
    В царство счастья на земле.
    Паутина проводов
    Режет небо на кусочки.
    Ходит в беленьком платочке
    Смерть за окнами домов.
               декабрь 1993
    
    
    

     

    Посмертное возвращение.

    Я умер вдруг и превратился в пепел,
    Но  я воскресну свежестью листвы.
    И буду снова беспричинно весел,
    Бродить по грязным улицам Москвы.
    Издалека примчусь я с птичьей стаей.
    Пробьюсь зеленою и нежною травой.
    И снежный саван  медленно растает.
    На плитке из гранита гробовой.
    
               март 1994.
    
    
    
    

    Безвременье.

    Время стрелками часов
    Намертво к руке прибито.
    Звук ушедших голосов,
    Второпях на пол пролитый.
    Тень ползет из-за угла,
    Дышит смертью и гниеньем.
    На глаза упала мгла,
    Порожденная забвеньем.
    Страшный крик среди ночи
    Захлебнулся в лунных реках.
    Робким пламенем свечи
    Бьется счастье человека.
    Доски времени в костер
    Бросил ветер на рассвете.
    Окровавленный топор
    Принесли с прогулки дети.
    
               март 1994.
    
    
    
    
    
    

    Несбывшееся.

    Холодный дом, пустой вокзал,
    Распахнутые двери.
    Здесь кто-то долго ожидал
    Того, кому поверит.
    Но не пришел сюда пророк
    Сквозь пелену тумана.
    Ушли надежды, кончен срок
    Иллюзий и обмана.
    Никто здесь душу не согрел
    Теплом простого слова.
    Никто в глаза не посмотрел,
    Ослабив боль чужого.
    Огонь свободы пеплом стал,
    Безжизненным и серым.
    Холодный дом, пустой вокзал,
    Потерянная вера.
    
               май 1994.
    
    
    
    
    
    
    

    Кто ты ?

    Кто ты, кем ты был вчера (
    Кем ты завтра станешь снова (
    Непонятная игра,
    Где в начале было слово.
    Кто прийдет из темноты:
    Враг ли, друг, кто знает это ...
    Если помыслы чисты
    На удачу кинь монету.
    Кинь монету за порог,
    В грязь дороги -- там ей место.
    Полон счастья и тревог
    Голос имени безвестный.
    И в колодец простоты
    Не спеши плевать с досады.
    Подари судьбе цветы  --
    Пусть фортуна будет рада.
    
           апрель 1995.
    
    
    
    

    Игры.

    Жестокие игры в пустых городах
    Без права пощады, без права на страх.
    Держи под прицелом живую мишень,
    Глотай жадно воздух, цени каждый день.
    Уходит на запад дороги стрела
    На небе лишь звезды, да серая мгла.
    На то оно небо, чтоб тупо смотреть,
    Как город опутала адская сеть.
    Давай посмеемся, давай подождем,
    Упавшую звездочку вместе найдем.
    Посмотрим в лицо долгожданной зари,
    Над пропастью улиц легко воспарим.
    Пусть все это будет как сказка, как сон;
    В тиши зазвучит вдруг малиновый звон...
    

    ...Минутный тайм-аут в жестокой игре,
    Недолгий привал на июльской жаре.
    
               август 1995.
    
    
    
    
    
    
    

    Мост.

    Твое небо в алмазах сгорающих звезд,
    А под ним невесомый таинственный мост.
    Это мост бесконечен, как  павший закат
    Ты не в силах на миг обернуться назад.
    Где остались обрывки потрепанных дней,
    Крутизна снежных гор и просторы степей.
    Где травой поросли бесполезность и страх,
    Где застыла печаль в чьих-то темных глазах.
    По мосту в неизвестность пройдем не спеша,
    Будем делать все то, что захочет душа.
    И чего не добьемся, не будем желать.
    Упадем --  отряхнемся: нам ведь не привыкать.
    А когда вдруг тоска захлестнет через край,
    Посидим мы на кухне, попьем вместе чай.
    И на небе в алмазах отыщем звезду,
    Что укажет нам путь и разгонит беду.
    
           октябрь 1995.
    
    

    Взаимопонимание.

    Слепой не заметил, глухой не услышал,
    Как падают звезды на скользкие крыши.
    Как реки врываются в спящие окна,
    Из стен вырастают живые волокна.
    Как снег покрывается быстро следами,
    Минуты становятся днями, годами.
    По радуге весело катятся камни
    И смотрит рассвет сквозь закрытые ставни.
    Слепой рассмеялся, услышав ответ,
    Глухой, стиснув зубы, смотрел ему вслед.
    И падали звезды у них за спиной
    В болотную сырость на вечный покой.
    
                   январь 1996.
    
    
    
    

    Decay of sanity.

    Без причины, наугад
    Бродит осень в перелесках.
    Дождь холодный, ветер резкий,
    Монотонный листопад.
    Что в душе гнездится - скука,
    Непрерывный декаданс.
    Ненаписанный романс,
    Тот, в котором нет ни звука.
    День уходит в пустоту
    День безликий и свинцовый.
    Взгляд пустой и  нездоровый
    Поглощает темноту.
    
               ноябрь 1996 г
    
    
    

    Оптимизм.

    Пускай непонятны
    Слова и поступки
    Души необъятной,
    Слепого рассудка.
    Пускай неизвестны
    Кривые дороги.
    Сужденья нелестны
    И мысли убоги.
    Пускай ненадежны
    Расчеты и планы.
    Шаги осторожны,
    Рассветы туманны.
    Была бы лишь вера,
    Немного удачи,
    Звезда в небе сером
    Да смелость в придачу.
    
    ВРЕМЯ РАБОТАЕТ НА НАС........
    
               ноябрь  1996
    
    
    
    

    Побег.

    Черные звезды на белом снегу.
    Снова куда-то по снегу бегу.
    Сзади погоня, обрыв впереди.
    Шепчет мне кто-то: "Давай улетим!"
    Главное голову здесь не терять;
    Крылья расправь, ты ж  умеешь летать.
    Чей это голос -- не знаю я сам,
    Верить не буду коварным словам.
    Я обернусь -- позади никого.
    Только сугробы, громады домов.
    Время бежит по часам на руке...
    ...Что-то мелькнуло, пропав вдалеке.
    Это захлопнулся адский капкан.
    Вера в спасение -- просто обман.
    Жертву охотник поймал на прицел,
    Бег по сугробам ему надоел.
    Снова насквозь прострелил меня страх,
    Прыгают звезды в горячих глазах.
    Вновь напролом через ужас и снег
    Мой бесконечный, безумный побег.
    
               Ноябрь 1996
    
    
    
    
    

    Никакой агрессии ...

    Соленые брызги рождает волна,
    Уверенным шагом идет тишина
    По лунной дорожке навстречу ветрам
    К затерянным в дымке чужим берегам.
    Прибой убаюкал остывший песок,
    В забытом костре погасив уголек,
    Лениво играет упавшей звездой,
    Хранит день минувший под теплой водой.
    
                   Декабрь 1996
    
    
    
    

    * НАДЕЖДА НА ЧУДО *

    Письма за горизонт.

    Старые письма
    Далеких друзей.
    Теплые волны
    Иссохших морей.
    
    Пальцы лениво
    Скользят по стеклу.
    Тень от былого
    Лежит на полу.
    
    Слабость пленяет
    Надежной рукой.
    Хочется спать,
    Обретая покой.
    
    Хочется видеть
    Безумные сны,
    Там, где слова
    Для людей не нужны.
    
    Путаюсь в мыслях,
    Шатаясь бреду.
    Ищу я кого-то,
    Возможно найду.
    
    Душу грызет
    Непонятная боль.
    В чьей же мне пьесе
    Назначена роль ?
    .............................
    Вместо ответа,
    Лишь смех за окном.
    Бледный свет лампы
    Над черным столом.
                                           Июнь 1997 г
    
    
    
    

    Свинцово-оловянный мотив

    Веселье в разгаре на улице Духов,
    Здесь бал привидений, раздолье теней.
    Здесь ползает важно по лампочке муха,
    Подобная душам умерших людей.
    
    Неясные звуки, придушенный шепот,
    Виденье забытых когда-то картин,
    Прозрачных созданий навязчивый топот
    Среди неизведанных лунных равнин.
    
    Зеркальный мираж, выраженье страданий,
    Сияющий мир безо всяких границ.
    Полет беспредельных, безумных желаний
    Над тенью сидящих, нахохленных птиц.
    
                                                                1992, 1997 г
    
    

    x x x

    По ком звонят колокола,
    Печалью воздух наполняя,
    Как будто души отпевая.
    По ком звонят колокола ?
    
    По ком рыдает мелкий дождь,
    Сырой осеннею порою,
    Закрыв все небо пеленою.
    По ком рыдает мелкий дождь ?
    
    По ком тоскуют облака
    В своем полете беспредельном,
    Неутомимом и бесцельном
    Туда, где мрак укрыл века.
                                          Июнь 1997 г
    
    

    Зомби.

    Не видя никого,
    Отчаянно и дерзко
    Блуждаю по земле
    Мне холодно и мерзко.
    
    Иду сквозь темноту
    На поиски приюта.
    Страдания - вся жизнь,
    А счастье - лишь минута.
    
    Ищу среди живых
    Целительные средства,
    Что могут излечить
    Растоптанное сердце.
    
    Хочу увидеть свет
    В глухом конце тоннеля.
    Собрав остаток сил
    Ползу к заветной цели.
    
    Хочу сгореть в огне,
    Взлетать и разбиваться.
    Найдя свою любовь,
    До смерти не расстаться.
    
    Отвергнутый судьбой,
    Гонимый отовсюду.
    Смотрю в глаза твои
    С надеждою на чудо.
                                                            Июнь 1997
    
    
    

    Свидетель.

    Он видел свет далеких звезд
    Насквозь простреленной душою.
    Он видел, как сомкнулся лед
    Над непокорной головою.
    
    Ручьями талая вода
    Стекала с гор, сливаясь в реки.
    Ему казалось иногда,
    Что правды нет на этом свете.
    
    Он видел трупы кораблей,
    На берег выброшенных бурей.
    Он видел слезы матерей,
    Чьи сыновья с войны вернулись.
    
    Стояли церкви без крестов
    И без покойников могилы.
    На приступ русских городов
    Шли орды дикие Аттилы.
    
    Дымилась кровь невинных жертв
    На черных лентах тротуаров.
    Дрожал от боли каждый нерв,
    Объятый пламенем пожаров.
    
    Опять вели на казнь Христа:
    Иуда сделал свое дело.
    А ночью он снимал с креста
    Обезображенное тело.
    
    Он знал суда не миновать,
    Но близость смерти не пугала.
    Он стал учить и наставлять,
    Благая Весть ему предстала.
    
    В пустом подъезде прозвучал
    Негромкий выстрел пистолета.
    И свежий снег горячим стал
    От крови мертвого поэта.
    
                            Июль - август 1997
    
    
    

    Моя нереальность.

    Легко, без напряга
    Проносятся мысли.
    Я только бродяга
    Из неба и листьев.
    
    Скитаюсь как ветер
    По годам и судьбам.
    Прикинувшись сказкой,
    Рассказанной людям.
    
    Я черная точка
    В прицеле эпохи.
    Беспечный романтик
    Один из немногих.
    
    Прозрачные лица
    В оконных проемах
    Преследуют взглядом,
    Холодным и долгим.
    
    Но я нереален
    И невероятен.
    Ошибка в расчетах,
    Подмена понятий.
    
    
    Пространство и время
    Собой заполняя,
    Моя безмятежность
    Смеется и тает.
                            Сентябрь 1997
    
    
    

    Сказочки.

    Все ждали чуда,
    Все ждали сказку.
    Лепили образ,
    Сгущали краски.
    
    Завидя ложь,
    Намек искали.
    Бросали кости -
    По ним гадали.
    
    Гадали долго,
    А толку мало.
    Судьба смеялась
    И раздавала.
    
    Кому награды,
    Кому невзгоды,
    Кому закаты,
    Кому восходы.
    
    Все ждали сказок
    Волшебной феи
    О добром Принце
    И злом Кощее.
    
    Круги чертили
    И колдовали.
    Среди болот
    Принцесс искали.
    
    Надеясь тщетно,
    Что на халяву
    Дадут полцарства,
    Почет и славу.
    
    Летели годы,
    Дела стояли.
    Все ждали чуда,
    Все сказку ждали.
                 Сентябрь 1997
    
    

    Смех.

    Беззвучный смех,
    Животный страх.
    Развеян прах,
    Оправдан грех.
    
    Я пил рассвет,
    Но в нем был яд.
    Стеклянный взгляд
    И ложь в ответ.
    
    Бездушный смех
    Терзает плоть,
    Рождает суть,
    Одну на всех.
    
    Забыв про боль,
    Смеюсь назло.
    Не повезло -
    Такая роль.
    
    На сцене мрак,
    А я смеюсь,
    И не стыжусь:
    Ведь я - дурак.
                                              Октябрь  1997
    
    

    Надрыв.

    Еще одна пуля,
    Еще одна рана,
    Еще одна схватка
    С героем экрана.
    
    Еще один подвиг,
    Еще одна встреча,
    Еще один тусклый,
    Загубленный вечер.
    
    Еще одна ссора
    И жгучие слезы.
    Фальшивое чудо,
    Увядшие розы.
    
    Еще одна драма
    С известным финалом,
    Где идол придавлен
    Своим пьедесталом.
    
    Где пламя погасло,
    Едва появившись;
    Где волны затихли,
    О берег разбившись.
    
    Где честное слово
    Опаснее яда,
    Улыбка вмещает
    Все ужасы ада.
    
    Еще одна жертва -
    Ну с кем не бывает ...
    Обида проходит,
    А боль утихает...
    
    Но что-то сломалось
    В душе неспокойной.
    Мне нужно собраться
    И выйти достойно.
    
    Но что-то мешает
    Уснуть и забыться
    В свободном полете,
    Как вольная птица.
    
    Но что-то, ворочаясь,
    Лезет наружу -
    Неведомый демон
    Тоскою разбужен.
    
    Оторван и брошен
    Твоими руками,
    Прострелен навылет,
    Задушен стихами.
    				               Ноябрь 1997
    
    
    
    

    Разочарованный странник.

    Из ниоткуда в никуда,
    Из параллельного пространства,
    Из антарктического льда,
    Из поднебесья в постоянство.
    
    Предвидя рампы жгучий свет
    За шаг до выхода из тени,
    Стремясь найти на все ответ,
    Освободившись от сомнений.
    
    Ты нити рвешь с хозяйских рук,
    Что столько лет повелевали.
    Ты слышишь тени, видишь звук,
    Ты  - новый гость на карнавале.
    
    Под маской бархатной шута
    Борьбу с собой от всех скрываешь.
    В груди зияет пустота,
    Ее вином ты заливаешь.
    
    Не отрекаются любя,
    Пока любовь не покоряет.
    Надейся только на себя,
    Чудес на свете не бывает.
    				         Ноябрь 1997
    
    
    

    * СВЕТОБОЯЗНЬ *

    Жить.

    Птицей устремиться в высоту,
    Плетью растревожить сон болотный,
    Инеем проснуться поутру,
    Мазать стрелы зельем приворотным.
    
    Гладить ветер ласковой рукой,
    Черпать силу из святых колодцев,
    Растоптать дурманящий покой
    Огненным копытом иноходца.
    
    Петь, когда вокруг тоска и хлам,
    Сплюнув кровь разбитыми губами.
    Рассовать невзгоды по углам,
    Чтобы не мешались под ногами.
                                                                 Май 1998
    
    
    

    Каждому свое.

    Раздайте веру дуракам -
    Они так любят биться лбами.
    Организуйте простакам
    Возможность двигаться стадами.
    
    Верните зрение слепым -
    Пускай увидят грязь пороков.
    Готовьте прочные кресты
    Для новоявленных пророков.
    
    Поэтам дайте умереть -
    К живым известность не приходит.
    Трусливым - страх, покорным - плеть,
    Бродягам - путь на небосводе.
    
    Героям - право на удар
    Лицом о каменные стены.
    Для палачей - ночной кошмар,
    Святым - червивый плод измены.
    
    Попутных ветров кораблям,
    Чтобы терзать стихией снасти.
    Распределите по ролям
    Людские слабости и страсти.
    
    Всему на свете свой удел,
    Своя назначенная мера.
    Под звон монет, по грудам тел
    Мы возвращаемся в пещеры.
                     Май 1998
    
    
    

    Безнадега.

    Эта веселая жизнь
    Радость поминок и смех некрологов.
    Гвозди в ладони  забив,
    Мы узнаем оптимизм эпилогов.
    
    Эта бесцветная дрянь
    Раньше казалась чудесным нектаром.
    Вместо философов - пьянь
    Дышит в лицо по утрам перегаром.
    
    Эти свинцовые дни -
    Грязные пятна на скатерти жизни.
    Мы остаемся одни,
    Боги небес далеки и капризны.
    
    Эти пустые глаза
    Раньше дарили священное пламя.
    Но отгремела гроза,
    Ветер порвал наше главное знамя.
    
    Это чужая земля -
    Мы плыли долго неверным маршрутом.
    Крысы бегут с корабля,
    Ходит священник по нашим каютам.
    
    Видишь, как время течет
    По водостокам зловонной рекою.
    Знаешь, палач уже ждет,
    Держит топор терпеливой рукою.
                                                            Июнь 1998
    
    

    Невидимка.

    Вдали от городов
    В исчезающей дымке
    Ты стал незаметен,
    Ты стал невидимкой.
    
    Легко пробегаешь
    По рощам и крышам.
    Никто не увидит,
    Никто не услышит.
    
    Читаешь их мысли
    Как желтую прессу.
    Проходишь сквозь стены
    Как сквозь занавески.
    
    Забыв свое имя,
    Лицо и характер,
    Ты стал словно время,
    Немного абстрактен.
    
    Ты можешь подняться
    Над бренностью мира.
    Стать солнечным светом,
    Волною эфира.
    
    Ты можешь проникнуть
    В пещеры и склепы.
    Законы ничтожны,
    Запреты нелепы.
    
    Всего лишь свободен
    От слов и поступков.
    А есть только вера
    И сила рассудка.
    
    Свободен от страхов,
    Тревожных раздумий.
    Ты стал невидимкой,
    Ты месяц как умер.
                                                   Июль 1998
    
    
    

    Песнь о гаде.

    Рожденный ползать
    Взлетал и падал.
    Разбитый череп
    Ему награда.
    
    Так недоступно
    Чужое небо.
    В свободу птицы
    Мы верим слепо.
    
    Лежи в ущелье,
    Прикинься гадом,
    Кусай туристов -
    Так им и надо.
    
    Тепло и сыро -
    Не лезь из кожи.
    Мечтай о светлом,
    Но осторожно.
    
    Лежи в ущелье
    Тебе приснится:
    Однажды утром
    Ты станешь птицей.
    
                    Август 1998
    
    
    

    * ОСЕНЬ 1998 *

    Туман рассеялся

    Когда рассеялся туман,
    Вода ушла в песок.
    Костра вчерашнего погас
    Последний уголек.
    
    Похмелье жадно ворвалось
    Крушить усталый мозг.
    Спина покорно приняла
    Бальзам хозяйских розг.
    
    Густая масса серых лиц -
    Ты вместе с ними пил.
    А вот принцесса твоих грез,
    Которую любил.
    
    Теперь ты видишь мутный взгляд
    И старческую плоть.
    Ее желания просты:
    Быстрей дурман вколоть.
    
    А тот чудак, что говорил,
    Что сможет полететь,
    Сейчас лежит на мостовой,
    Мечтая умереть.
    
    Все поменяло знак и цвет,
    И правдой стал обман.
    Когда слепой увидел свет,
    Когда исчез туман.
    
                Октябрь 1998
    
    
    

    Пленник самого себя

    А стены лбом не прошибешь:
    Бетон сильнее убеждений.
    Ты знаешь - солнце это ложь,
    Мираж научных заблуждений.
    
    Ты снова заперт на замок,
    Не можешь выглянуть наружу.
    Забор не так уж и высок,
    Но на свободе ты не нужен.
    
    Твое призвание - борьба
    Без права выиграть схватку эту.
    На все вопросы есть ответ,
    Кому нужны твои ответы ?
    
    Другим до лампочки ответ,
    Им важен поиск и ошибки.
    В тюрьме ты - гений и поэт,
    На воле - червь с рассудком зыбким.
    
    Боишься солнечных лучей,
    Глаза ласкает мрак подвала.
    Привычен холод кирпичей
    И лязг наручников металла.
    
    Здесь нет рассветов и травы,
    Здесь лишь искусственные розы.
    Глаза твои давно мертвы
    В них навсегда застыли слезы.
    
                        Октябрь 1998
    
    
    

    Искусство вечно

    Безумный художник
    Рисует пожары,
    Разбитые лица,
    Ночные кошмары.
    
    Предательство ближних,
    Жестокость и злобу,
    Обжорство богатых
    И нищенский голод.
    
    Больные фантазии,
    Адские планы,
    Гуманность стихии,
    Людские изъяны.
    
    С улыбкой рисует
    Погромы и казни.
    Чем дальше по жизни,
    Тем жизнь безобразней.
    
    Смеется на кладбище,
    Плачет на свадьбе.
    Его проклинают -
    Он любит проклятья.
    
    Его избивают,
    Сжигают картины,
    Считают навозом,
    Болотной трясиной.
    
    Ему безразличны
    Пинки осуждений.
    Служитель искусства,
    Непризнанный гений.
    
                Ноябрь 1998
    
    

                                         © 2002(March) copyrights by starat. All rights reserved.        E-mail: starat@yandex.ru

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Rated by PING