СТАРАТЕЛЬ.com

Русская живопись

оптимальное разрешение для просмотра страниц 1024x768

Русская живопись - - - - ИВАНОВ Александр Андреевич

Rambler's Top100

ИВАНОВ Александр Андреевич


1806, Петербург - 1858, там же Сын живописца, А. А. Иванов первые профессиональные уроки получил от отца, потом обучался в АХ (1817-28). Как вольно-приходящий ученик, он, несмотря на успехи, не мог претендовать на заграничное пенсионерство, но такую возможность ему предоставило ОПХ. С 1831 г. Иванов поселился в Риме. В отличие от большинства русских художников, живших там, он не вел профессионально замкнутой жизни: путешествовал по Италии, изучая памятники искусства, очень много читал, общался с мыслящими людьми в поисках выхода своим раздумьям о смысле жизни и искусстве. В течение нескольких лет он исполнил две картины. В первой из них, "Аполлон, Гиацинт и Кипарис, занимающиеся музыкой и пением" (1831-33), он воплотил идею гармонии божественного и человеческого в идиллическом мире природы. Во второй, "Явление Христа Марии Магдалине после воскресения" (1834-36), использовал евангельский сюжет для ощутимого противопоставления чувственного и духовного. Эта картина была послана в Петербург в качест ве пенсионерского отчета и была там встречена одобрительно. Оценив безупречное следование художника нормам академизма, АХ присвоила ее автору звание академика. Иванов мог бы рассчитывать на преподавание в АХ, но он не спешил возвращаться, захваченный новой картиной - "Явление Христа народу". Первая мысль о ее сюжете возникла еще в 1833 г.: он задумал изобразить появление Иисуса Христа в тот момент, когда Иоанн Креститель совершал обряд крещения в реке Иордан. Постепенно художник стал проникаться сознанием значительности этого поворотного события в истории человечества, и замысел его начал приобретать черты грандиозности. В картине он хотел соединить все: духовную идею с чувственным восприятием, религию - с точным знанием, старую живописную традицию - с новыми достижениями, христианскую мифологию - с мифологией античной. В 1835 г. он начал писать картину на довольно большом холсте (172х147 см) и уже был близок к ее завершению, но в 1837 г. взял другой холст, в семь раз больше, и приступил к работе на нем. Прежний вариант он использовал как рабочий эскиз, при этом дотошно переносил в него все то новое, что возникало на большом холсте. Картина поглотила художника целиком. Неожиданным и не вполне объяснимым исключением стали несколько прекрасных акварельных композиций из современной итальянской жизни, которые он создал в 1839-42 гг., оставаясь при этом принципиальным противником бытового жанра. Ско рее всего тут сказалась его пылкая любовь к Италии, а еще, может быть, общение с великим реалистом Н. В. Гоголем, - общение настолько тесное, что Иванов написал в двух вариантах портрет писателя (1841) и, кроме того, придал его черты одному из персонажей своей картины. Работа над картиной затянулась, и Иванов слал письма в ОПХ, прося отсрочки и заверяя в том, что скоро завершит работу. Когда же пенсионерство все-таки закончилось, он жил на пособия, которые ему удавалось выхлопотать (а то и просто выклянчить) у разных учреждений или меценатов. Жил он в крайней бедности, экономя на каждой мелочи, порой утоляя голод куском хлеба, а жажду - водой из уличного фонтана; добываемые деньги уходили на содержание громадной мастерской, покупку художественных материалов и оплату натурщиков. Стремясь к максимальной жизненной убедительности, Иванов много сил и времени отдавал исполнению натурных этюдов, отыскивая и уточняя в них лица и фигуры персонажей и окружающий пейзаж, вплоть до самых, казалось бы, незначительных деталей, вроде камней у реки. Писанием этюдов он продолжал заниматься и в 1840-х, и в 1850-х гг., явно теряя чувство меры, заботясь уже не столько о картине, сколько о решении возникающих перед ним живописных задач. В пленэрных этюдах, наблюдая и запечатлевая оттенки взаимодействия предмета со свето-воздушной средой, он предвосхитил некоторые открытия импрессионистов, совершенные ими уже в последующее десятилетие. Таков был, в первую очередь, его цикл замечательных работ с изображением обнаженных мальчиков на фоне природы. Из этюдов выросла серия превосходных итальянских пейзажей, среди которых особое впечатление производят "Ветка", "Аппиева дорога при закате солнца" и "Дерево в тени над водой близ Кастель-Гандольфо" (все конца 1840-х - начала 1850-х). Ценность подготовительных этюдов давно перевесила ценность самой картины "Явление Христа народу". Ее, находящуюся в ГТГ, равно как и ее малый вариант, хранящийся в ГРМ, нельзя назвать полной удачей: она внушает безмерное уважение, но не трогает. Художник сам, очевидно, понял это, потому что прикасался к ней все реже и, скорее, по инерции или по обязанности, а в 1850-х гг. почти забросил ее, захваченный новым замыслом - еще более грандиозным и уже откровенно несбыточным. Вечный фантазер, идеалист, утопист и мечтатель, обуреваемый желанием духовно обогатить человечество, он задумал гигантскую серию росписей. Они, по его замыслу, должны были располагаться по строго продуманному плану на стенах специально сооруженного здания, вроде храма, и давать зрителям современное истолкование Библии, являя собою новую, высочайшую ступень развития искусства. Увлеченный идеей, художник создал громадное количество работ - быстрых набросков, подготовительных рисунков, схем размещения росписей. Центральное место среди них принадлежит так называемым Библейским эскизам. Эти акварельные композиции (более 200) долгое время после смерти художника оставались никому не ведомыми и произвели сенсацию, когда неожиданно были открыты. Мощь таланта и масштабы мышления Иванова проявились в них в полной мере. Создаваемые в порыве нескончаемого вдохновения, с удивительной, едва ли не импровизационной легкостью, они отличаются размахом и богатством воображения и той подлинной монументальностью, которой к середине XIX в. европейское искусство давно уже не владело. Пребывание Иванова в Италии не могло быть бесконечным. Собираясь на родину, он предполагал получить за свою картину сколько-нибудь серьезную сумму, совершить на нее путешествие на Восток, а по возвращении осесть в Москве, с которой он, в отличие от нелюбимого им Петербурга, связывал большие надежды. Ничему не суждено было осуществиться. В мае 1858 г. он вернулся, картина "Явление Христа народу" была показана сначала в Зимнем дворце, потом в АХ и не произвела сильного впечатления, а сам художник вскоре умер от холеры.



Три обнаженных мальчика. 1848-52. Масло
Три обнаженных мальчика. 1848-52. Масло

Жених, покупающий серьги для невесты. 1838. Акварель, итальянский карандаш
Жених, покупающий серьги для невесты. 1838. Акварель, итальянский карандаш

Наружное дерево парка Гиджи. Б. г. Масло
Наружное дерево парка Гиджи. Б. г. Масло

Явление Христа народу. 1837-57. Масло
Явление Христа народу. 1837-57. Масло

Голова Иоанна Крестителя. Этюд для картины
Голова Иоанна Крестителя. Этюд для картины "Явление Христа народу". Б. г. Масло



Оставьте свои впечатления на форуме forum.staratel.com


ИВАНОВ Александр Андреевич

казино русский вулкан

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru


Литература, живопись, философия

Старатель, Украина 2004.      E-mail: starat@yandex.ru